GMP-сказания о братьях наших меньших

В легкой и непринужденной форме Michael H. Anisfeld рассказывает о различных курьезных ситуациях, с которыми ему довелось столкнуться в ходе своей профессиональной работы аудитором по GMP. Эта подборка посвящена братьям нашим меньшим (животным) и содержит довольно любопытные истории 😉

§§§

Как-то недавно я проводил модельную инспекцию FDA от имени одного клиента и снова меня задела еще одна ситуация, когда я встретил животных во время инспекции. Поэтому прошу вас быть снисходительными ко мне, когда я буду рассказывать некоторые истории о животных, при этом речь не идет о GMP ветеринарных препаратов. В тоже время я уверяю вас, что ни один из приведенных здесь случаев не является плодом моего воображения (я просто не в состоянии придумать такие вещи) и никак не преувеличен. То, что вы прочтете, это то, что произошло именно так, как оно было.

Размышляя над проведёнными за много лет по всему миру аудитами по GMP я вспоминаю много различных случаев, когда проблемы с животными на фармацевтических заводах или заводах по производству активных фармацевтических субстанций (АФС) преподносили мне разные жизненные уроки.

Начнем…

УРОК 1: ISO 9000 НЕ ЯВЛЯЕТСЯ GMP

Однажды я проводил аудит французского производителя АФС и стоя в конференц-зале на 2-м этаже ожидал, когда мне принесут некоторые файлы по квалификации оборудования. Глядя в окно и любуясь горизонтом, мой взгляд случайно опустился вниз во двор компании, где стояли открытые реакторы, на каждом из которых была маркировка зеленого цвета с надписью «Propre», что по-французски означает «Чистый». Пока я любовался пейзажами начался дождь, и я мысленно удивился тому, как они могли утверждать, что их реакторы чистые, если они стоят открытые на улице и подвергаются воздействию атмосферных факторов и осадков. Возможно, подумал я, во Франции с неба льется вода «Perrier»… (прим. перев. — «Perrier» — французский бренд минеральной воды класса премиум, разливаемой из источников в окрестностях города Вержеза на юге Франции в департаменте Гар).

Позже в тот же день я проходил мимо этих реакторов с маркировкой «Propre» и решил заглянуть внутрь, чтобы проверить насколько они чисты. Я стоял на цыпочках и заглядывал внутрь, чтобы увидеть потеки от дождя и в этот момент увидел кошку, которая мирно спала под одной из перегородок реактора. В это время ко мне подошел их директор по обеспечению качества, и я сообщил ему о том, что там кошка. Он тоже заглянул внутрь и воскликнул: «Ах, Шарлотта, так вот где ты пряталась!». Я аккуратно заметил, что по правилам GMP запрещается присутствие животных в помещениях, не говоря уже о том, чтобы они спали внутри оборудования, на что он выразил удивление, а затем заявил, что это допускается в руководстве компании по качеству согласно ISO 9000 в качестве их метода борьбы с крысами. Он настоял на том, что покажет мне это руководство и по дороге в офис заметил: «Странно, что вы не увидели этого в документации, поскольку наша инспекция по ISO была в прошлом месяце, и они тоже прокомментировали Шарлотту».

«Наконец-то, — подумал я, — здравомыслие восторжествует». «И что сказал инспектор по ISO?» — спросил я.

«О-о-о, он отметил то, что мы не обновляем наше руководство. В нашем руководстве было указано, что у нас две кошки, Шарлотта и Франсуа, но Франсуа умерла, а мы забыли обновить руководство», — ответил он.

Ограниченное время не позволило мне оценить, как они квалифицировали Шарлотту, особенно в плане исследования «наихудшего случая», например, если она увидела крысу сразу после очень плотного обеда, побежит ли она за ней?

Усвоенный урок: соответствие ISO 9000 не означает соответствие GMP. На самом деле, по моему опыту, чем больше и громче компания объявляет и рекламирует о том, что она сертифицирована по ISO 9000, тем хуже их профиль соответствия GMP.

УРОК 2: БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ К ТОМУ, ЧТО ВЫ ГОВОРИТЕ И КАК ВЫ ЭТО ГОВОРИТЕ

Многие заказчики не хотят платить консультантам за несколько дней аудита, так как считают, что хороший аудитор может дать всестороннюю оценку всего за один или два дня. Когда я сталкиваюсь с такими временными ограничениями, я обычно начинаю с того, что стараюсь прочувствовать объект путем «следования по потоку» — начинаю со склада сырья и двигаясь дальше затем перехожу к распределению, производству и т. д.

Случай произошел около трех лет назад, когда, выполняя заказ для фармацевтической компании в тропиках, я, привычно следуя по потоку, отправился на склад. В замешательство, мягко выражаясь, особенно меня поймут те, кого когда-либо царапали животные, меня привел мангуст, который бегал вокруг зоны выпуска сырья. Когда я спросил: «Что на объекте делает мангуст?», мне сообщили, что он выполняет свою задачу — ловит змей. Я парировал их ответ и сказал: «По правилам GMP запрещается, чтобы животные бегали по объекту» — тонко намекая, что они должны избавиться от мангуста.

Два года спустя меня пригласили снова. На этот раз находясь на складе я обнаружил не одного мангуста, а целых трех, каждый из которых был заперт в своей клетке, а клетки рассредоточены по складу. Я спросил, почему мангусты опять здесь и получил тот же ответ. Хорошо, это я понял, но удивился, как мангусты могут быть эффективны, если они находятся в клетке? Ответ, который я получил, состоял в том, что мангусты проецируют ауру, которую осязают змеи, и поэтому они держатся в стороне. На этот раз я спросил, как же они квалифицировали это утверждение, и мне показали исследования, которые показывали, что мангуст может проецировать свою ауру на 10 метров вокруг себя (я до сих пор не знаю, как змеи чувствуют мангуста, но исследование показывало, что они их чувствуют). Используя эти квалификационные данные, они картировали склад и определили оптимальные положения размещения трех мангустов в клетках.

Усвоенный урок: будьте предельно точны в формулировках, указываемых в заключительном отчете по аудиту. Вместо написанного: «по правилам GMP запрещается, чтобы животные бегали по…», я должен был написать, что «по правилам GMP запрещается нахождение животных в помещениях».

УРОК 3: ВСЕГДА ЕСТЬ СКРЫТЫЙ ЗАМЫСЕЛ

(прим. перев. — Еще есть хорошее выражение: «Если что-то идет не так как полагается, то это кому-то выгодно»)

Проводя очередной аудит фармацевтической компании в одной из стран центральной Европы, опять-таки в сжатые временные сроки, я снова использовал свой подход и следовал по потоку. На этот раз по складу летали птицы и без всяких «премиальных» оставляли свои «подарки» на крышках бочек. В моем сознании сразу же закопошились мысли по анализу основной причины, я рассуждал так: птицы пролетают через отверстия в стыках стен и потолка, через которые они пролазят, чтобы добраться до своих гнезд; заделайте отверстия и таким образом устраните эту проблему.

Когда я спросил менеджера склада, почему они этого не сделали, он сослался на то, что это вызвало проблему с системой принудительной циркуляции воздуха. По его словам, установка сетчатой решетки привела к проблемам в виде колебаний температуры и её контроля. Затем он сказал, что компания избрала другой подход к решению проблемы и, как он считает, он оказался инновационным и экономически эффективным. Начальник склада показал мне СОП по борьбе с вредителями, описав, как они это реализовали. В СОПе было указано, что каждое субботнее утром на склад могут приходить участники местного арбалетного клуба и отстреливать птиц. Но это еще не все. В дополнение к этому им потребовалось нанять сотрудника для ежедневной очистки крышек бочек, и эта идея была преподнесена таким образом, что это дань уважения к рабочим, поскольку, по его утверждению, это был способ обеспечения человека работой в регионе с чрезвычайно высокой безработицей. Он также отметил, что арбалетный клуб в качестве дополнительного бонуса предоставил свои услуги совершенно бесплатно, так как его участники посчитали, что размеры склада делают из него очень хороший закрытый стрелковый тир.

Любопытно, не правда ли?

Когда же я упомянул об этом старшему руководству на заключительном совещании, то выяснилось, что начальник склада был основателем и президентом это местного арбалетного клуба. Примерно через месяц после аудита я узнал, что когда ему сообщили о том, что его клуб для своих субботних утренних развлечений должен найти другое место, то он подал в отставку. Также до меня дошел слушок, что для них еще более удивительным оказалось то, что закрытие отверстий сеткой никак не повлияло на распределение температуры на складе.

Усвоенный урок: всегда есть скрытый замысел 🙂

УРОК 4: БЕЗДУМНАЯ ЗУБРЕЖКА ПРАВИЛ GMP

Другая интересная история произошла со мной во время аудита объекта, на котором выполняли измельчение АФС кортикостероида. Необходимо было убедиться в том, что размер частиц АФС соответствует очень узким пределам, установленным для него (3—7 мкм).

И вот, чтобы попасть в зону струйного измельчения, мне пришлось переодеться из уличной одежды в заводскую форму в гардеробной с перепадом давления 40 Па во внешний мир. Затем пройти по коридору и снять заводскую форму, полностью помыться в душе и переодеться в другую заводскую форму. Затем пройти по другому коридору в третью гардеробную с последующим воздушным душем, чтобы, наконец, войти в помещение струйного измельчения.

Три смены одежды и четыре воздушных шлюза, каждый после ступенчатого перепада давления, чтобы наконец войти в помещение струйного измельчения со стенами и потолками из нержавеющей стали, классифицированное по классу 100.

Лично я подумал, что это было излишним перебором, но кто я такой, чтобы критиковать кого-то за то, что он делает больше, чем ему нужно.

И вот захожу я в это помещение и передо мной предстает следующая картина. В стене из нержавеющей стали просверлено отверстие и на креплении висит ловушка для летающих насекомых (знаете, такая с синими лампами, расположенными за электризуемой сеткой).

Логика бросила мне вызов. Столкнувшись с тем, через что мне пришлось пройти, чтобы добраться до «Святого Грааля» (помещения для струйного измельчения) и учитывая, что финишный однопроходный HEPA-фильтр (99,997 %) проходил проверку на герметичность каждые шесть месяцев, я подумал: «Может ли летающее насекомое попасть в помещение струйного измельчения?».

Я спросил у сотрудников, нашли ли они за шесть лет работы, хоть одно летающее насекомое. «Нет, — ответили они, — мы их никогда не обнаруживали».

Усвоенный урок: люди часто просто не думают об обосновании своих действий — компания всегда использовала ловушки для летающих насекомых в производственных зонах и решила поставить и здесь. Несомненно, это тот случай, когда стоит воспользоваться анализом рисков и оценить происходило ли это когда-нибудь вообще.

УРОК 5: ЕСТЬ МНОГО СПОСОБОВ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ

Я проводил аудит объекта по изготовлению медицинских изделий, на котором в чистых помещениях собирали сложные электронные изделия для последующей имплантации пациентам. Меня представили Джиму, их «лучшему сборщику», который родился слепым. Когда я наклонился над сборочным столом, чтобы увидеть сложность задачи Джима (а она была сложной — отдаю дань уважения навыкам Джима, за счет которых он так ловко справлялся с задачей), моя нога прочесала по чему-то мягкому под столом. Посмотрев вниз, я увидел собаку-поводыря, спокойно сидящую у ног Джима. Собака Конни была красавицей с блестящей мягкой каштановой шерстью, которую все работники чистого помещения обычно поглаживали, проходя мимо стола Джима. Меня заверили, что собака относится к категории «нелиняющих».

Я легкомысленно намекнул их директору по обеспечению качества, что если он хотел допустить собаку-поводыря в чистое помещение, то ему следовало бы найти подходящее чистое помещение для собаки, предполагая, что он понял, о чем я говорю. Через несколько недель мне позвонили и попросили посоветовать что делать — компания потратила много усилий пытаясь найти собачьи халаты для чистых помещений, но все безрезультатно — как им решить эту проблему?

Это был случай, когда в правилах GMP говорилось одно, а в правилах трудоустройства инвалидов все с точностью наоборот. Мы обратились в FDA, которые были непреклонны в отношении того, что собаке не место в чистом помещении. Мы также обратились в министерство труда штата, которое было непреклонно в том, что для работников-инвалидов должны быть созданы необходимые условия. В итоге, поскольку стерильных собачьих халатов не существует и оба государственных органа были непримиримы, мы проявили творческий подход и нашли решение.

Мы построили собачий питомник с ковровым покрытием и кондиционируемым воздухом (очищенным до 99,95 % через HEPA-фильтр) снаружи, но рядом со сборочным зданием, где собака могла комфортно отдыхать весь день (конечно, он был построен в полном соответствии с действующими принципами Общества по гуманному обращению с животными); а вдоль стен смонтировали направляющие ленты для Джима так, чтобы он мог легко заходить в чистое помещение.

Усвоенные уроки: если вы проявите творческий подход, то сможете свершить великие дела и все останутся довольными, ну, почти все — сотрудники Джима по чистому помещению жаловались на то, что им не хватало возможности гладить Конни каждый день.

УРОК 6: ВСЯКОЕ ПОЛУЗНАНИЕ ХУЖЕ НЕЗНАНИЯ — ОСОБЕННО У ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЖИВОТНОГО!

Было и такое дело. Как-то профессиональная фармацевтическая организация из страны третьего мира захотела улучшить знания по GMP и профиль местной промышленности, и вместе с Министерством здравоохранения организовала «Неделю GMP», на которой мне предложили в течение 5 дней прочитать лекции по темам GMP. Большая часть аудитории состояла из достаточно высокопоставленного руководства местной промышленности: генеральные директора, управляющие директора, президенты и множество владельцев.

Обучение прошло хорошо с множеством хороших вопросов, тем более, что я акцентировал внимание на стоимости внедрения GMP и финансовом влиянии на компанию, которая не соблюдает GMP. (Для себя я обнаружил, что вы никогда не сможете продавать GMP просто цитируя нормативные акты. Руководители и владельцы компаний говорят только на языке денег и это именно тот нюанс, который вы должны учитывать, чтобы сделать коммерческое предложение по соблюдению GMP).

После третьего дня ко мне подошел один из присутствующих владельцев компаний, который задавал много вопросов и делал множество заметок и сказал: «Я уверен, что даже не смотря на то, что мы являемся страной третьего мира, моя компания является компанией мирового уровня в производстве стерильных инъекционных препаратов и для меня было бы честью, если бы я мог показать вам её». Мне всегда нравилось посещать компании мирового класса, и мы договорились об экскурсии после того, как я закончу лекции следующего дня.

Находясь на объекте и глядя сквозь окно помещения асептического розлива «компании мирового класса», мое внимание привлекли сразу две вещи. Во-первых, в помещении находилось пятеро мужчин рабочих и на них, за исключением маски, закрывающей рот и нос, не было ничего, они были совершенно голыми без единого клочка одежды от их полностью выбритых голов до пальцев ног. Должно быть, моя челюсть заметно упала на пол, поскольку владелец сразу же сказал: «Вы видите. Я же говорил, что мы на находимся на передовой». Я спросил у него, где он нашел это нововведение, на что он ответил: «Мы являемся членами американской организации PDA и в их недавней публикации говорилось, что стерильные халаты при использовании в чистых помещениях дают частицы, поэтому мы обдумали эту проблему и решили убрать халаты». Когда я указал на то, что халат дает на несколько уровней меньше частиц, чем оголенная кожа, он возразил: «В наших СОП прописано, чтобы все наши сотрудники принимали душ перед входом в помещение и наносили масло на всю поверхность кожи, предотвращая тем самым выделение её частиц».

Усвоенный урок: инновации можно встретить даже тогда, когда вы этого меньше всего ожидаете. Особенно, когда я позже проверил его заявление к нескольким членам PDA, экспертам по этой теме, все из которых согласились с тем, что этот подход будет очень эффективным в устранении выделения нежизнеспособных частиц.

Второй усвоенный урок: синдром НИЗ («не изобретено здесь») — думаю, что мне еще точно предстоит убеждать кого-нибудь в какой-то американской или европейской компании рассмотреть этот инновационный подход. Странновато, не правда ли!

Вторым моментом, который я также заметил, было то, что в потолке нет финишных HEPA-фильтров и я, собственно, спросил об этом. На что услышал следующий ответ: «Мы — компания, ориентированная на экологию и использующая местные ресурсы. Посмотрите на нашу систему с ламинарным потоком» — сказал он и указал на маленький вентилятор диаметром 10 дюймов (устройство типа Ventaxia) в стене в одном конце комнаты и другой в противоположной стене. Ламинарный поток достигался за счет того, что один вентилятор всасывал воздух в комнату, а другой вытягивал воздух из комнаты. Я спросил: «А как вы фильтруете воздух?». Для этого мы вышли на улицу, и он показал мне плотно упакованную соломитовую плиту, которая выступала в роли фильтра. Я был заинтригован! Эта инновация могла бы обанкротить мировых производителей HEPA-фильтров. Когда я попросил данные по квалификации, подтверждающие, что помещение класса 100, как они утверждали, то никаких данных не нашлось — они не знали о концепции квалификации HVAC. Когда я спросил о том, насколько успешно они провели имитацию наполнения, то оказалось, что они тоже ничего подобного не делали.

Усвоенные уроки: всякое полузнание хуже незнания, особенно когда речь идет о человеческом животном.

И В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я был аудитором по GMP около 27 лет и обнаружил, что каждый день узнаю что-то новое и часто сложное. Я надеюсь, что когда придет тот день, когда я ничем не буду занят, я упакую вещи и отправлюсь куда-нибудь на пляж.

Надеюсь, что этот обзор был познавательным для вас.

Оригинал
Автор: Michael H. Anisfeld
Перевод: Антон Мымриков

Подписывайтесь на каналы PHARM COMMUNITY:

   
Просмотров: 898
Поделитесь с коллегами:

1 комментарий к “GMP-сказания о братьях наших меньших”

  1. Спасибо за перевод! Очень поучительные истории, хотелось бы еще подобных уроков из жизни. На таких примерах очень легко воспринимаются ошибки.

Оставьте комментарий