В ком проблема? Естественно в ОКК.

— Да что же это такое? — Стаса бомбило не по-детски. — Опять пик щепится. Уже третий раз переделываю.

Он что-то щелкал в программе для ВЭЖХ, приближал и отдалял хроматограмму, пытался что-то высмотреть.

— Ну не. Да пошло оно… — В итоге заключил химик. — Хватит с меня на сегодня! Ща нарисую и всё. Понимаешь, Кирилл, третий раз ставлю серию на количественное и третий раз на второй параллели пик щепится?! Как же меня бесит эта метода.

Кирилл махнул головой, типа понял и будто бы ему интересно. Стас свернул программу и начал что-то искать на компьютере по папкам.

Стас был неплохим парнем, работал на ФармаФабуле уже около 10 лет, почти с ее основания, имел первую категорию, залысину и статус опытного химика-старожила предприятия. Разбирался Стас в большинстве процессов лаборатории лучше своего часто сменяемого начальства, был как-то повязан с коммерческим директором, но идти в начальники не хотел, говорил, что хочет работать “по-настоящему”, да и зарплата устраивает. В общем, был таким гиковатым химиком, сидящем на всяких форумах про хроматографические колонки и в группах с мемами, понятными только таким же хиканам. Носил круглый год серые майки с джинсами, каждые полчаса ходил курить и имел долгов по оформлению за несколько месяцев, а может и лет. Поговаривают, что у него даже когда-то была жена, но, вроде как, во время очередной ссоры он выбрал хроматографию.

— Само то, — со злорадством процедил Стас, открывши подходящую для перебивания хроматограмму. — Ща всё будет. Хотяяя. Ладно. Еще раз поставлю, если опять не пройдет, то перебью.

Кирилл пришел за правками от руководства лаборатории и пока их ждал решил зайти пообщаться с рядовыми химиками. И вот нарвался. Деваться было уже некуда, поэтому он принял роль внимательного слушателя.

— Что б ты знал, как меня это все достало, — Стаса продолжало бомбить. — Я точно скоро кукухой поеду. Кто виноват во всех проблемах? Конечно химики! Ну естественно химики. Показатель не входит в спецификации? В ком проблема? Естественно в ОКК. Не в R&D, которое разработало и передало на производство говно-процесс, не в производстве, которое забивает на все, смешивает, и таблетирует так, что в блистерах половина таблеток стремяться скорее к плацебо, чем к препаратам. Нет. Виноват химик. 

Знаешь, что было месяц назад, когда я позвонил в цех и сказал, что у них однородность таблеток хреновая? Технолог спросил, что ему сделать, чтобы нормально было! Понимаешь? Сам технолог спрашивает у какого-то химика о том, как его же производство наладить. А я откуда знаю? Подкрути там у себя на производстве что-нибудь, мозг включи. Мое дело сказать норм или Г. И всё, дальше мне голова не должна болеть. А он у меня спрашивает.

А года два назад, вообще, когда говорил, что показатели не в норме, так в лабу прибегали мастера и орали здесь, что мы не правильно испытания делаем или приборы у нас неправильные. Причем выводы они такие делали просто смотря на прибор. А все потому что они всё нормально сделали и проблемы точно в нас. Ну естественно в нас, в ком же еще. И бессмысленно, вообще, было с ними говорить. Хорошо, что электронный замок поставили в лабу, так теперь хотя бы эти истерички не прибегают.

— А попытайся открыть им отклонение, — не унимался Стас. — Ты сколько вот помнишь отклонений производству по поводу некачественной продукции?

Стас повернулся к Кириллу. Кирилл начал прокручивать в голове свои два года работы на этом заводе. Вспомнить он действительно ничего не мог.

— Ну вот, — заключил Стас. — Их и не было. Попробуй только открыть им отклонение. Я как-то года 4 назад решил попытаться открыть одно, уж вообще паганые таблетки были, побитые, с низким содержанием, с огромной вариацией. Так знаешь, что было? Начальник производства с директором через 20 минут прибежали, начали вопеть о том, что мы все предприятие подставляем и что это мы выделываемся. Сказали, что мы страх потеряли. Как понимаешь то отклонение исчезло в неизвестном направлении, а мы больше таким не занимались. 

Для чего я тогда работаю? Какой смысл, если у меня не может быть неудовлетворительных результатов? Что б ты знал, в какие депрессняки меня иногда загоняет эта ситуация. Мне кажется будь у производства возможность, они бы, вообще, избавились от нас, как от подразделения.

Стас перебил сиквенс и запустил заново. Прибор затрещал еще сильней. “Рука” хроматографа поехала за виалой.

— А R&D наше? Они такие уж методики делают, что просто повеситься хочется. Вот я сейчас ставил препарат и он не проходил. Каждый раз не проходит. И не важно какая колонка, какой хроматограф, как ты готовил пробу — щепится и всё. Как можно такие методики клепать? 

— А трансфер методик? — возразил Кирилл.

— Да. Проводят они трансфер. На бумаге. Придут. Если со 2-3 раза результат получится и норм, значит методика воспроизводится. Данные нужные нарисуют и методика твоя. Еб%сь, как хочешь. И попробуй у них методику не принять, такого шума наведут. Скажут что ты рукожоп, т.к. у них типа все работает, поэтому давай, не выделывайся. И начинается. Через серию такое. И не понятно то ли метода говно, то ли продукция. Пять раз переделаешь, чтобы себя проверить, потратишь время, все проработаешь, а они приходят и говорят, что у тебя руки не из того места. Да уж. И выходит, что ты получаешь за всех, то за производство, то за разработчиков. Проблемы ищут каждый раз не в системе, не в проектировании процессов, не в основных процессах, а в нас — тех кто только проверяет. Прекрасно просто.

И ты думаешь это вся дичь, с которыми я сталкиваюсь здесь? Это только постоянные проблемы. А сколько проблем периодически появляются. Вот ваши валидуны приходят, наше оборудование занимают, а нам на чем работать? Потом мозг мне выносят почему так долго? Опять мы получаем. 

На хроматограмме начали выходить первые пики. Стас внимательно начал всматриваться в них:

— Да неужели пройдет?! Наконец-то. Один пик выходит. Не делится.

Стас опрокинулся на спинку стула, немного расслабился и продолжил свое повествование:

— А. А еще с вашими. Ваши вечные валидации просто убивают. Казалось бы какая разница, что ставить? Но нет. Знаешь, что начальство говорит? Типа как отколешь валидацию займись работой. То есть типа валидация — это не наша работа, я ей по своему желанию занимаюсь, а работа при этом стоит, с меня ее никто не снимает. И опять между двух огней.

Ооо. А еще приколы постоянно с закупками. Ну это понятно, что себе дороже давать им на самостоятельный поиск какие-то критичные вещи, но бывает даже, как сам принесешь всё равно начинается вынос мозга. Вот прикинь, надо была колонка для ГХ, подобрал колонку, взял по нашим правилам еще две, с более высокими ценами, чтобы проблем не было. Принес, показываю, говорю, что типа нужна вот эта. Знаешь что он мне сказал? Типа у тебя вот колонка на 30 метров стоит 30 тысяч, а вот эта на 50 метров стоит 36 тысяч, а значит выгоднее брать ту, что на 50. Ты понимаешь? Я орал просто. Нашему отделу закупок только доски на стройке погонными метрами закупать, а не здесь на фармпредприятии работать. И это он на серьезных щах говорил. Так ладно не шарит, так он отказывался закупать, считая, что это я хочу его обмануть. Пришлось идти обратно, сначала объяснять своему начальству, почему погонные метры колонки это бред собачий, а потом только они там через начальников договорились о покупке. И такие фэйлы постоянно.

Линия сигнала медленно рисовала пики в окне программы. Химик смотрел на нее стеклянными глазами, судя по всему, задумался о своей несчастной доле.

— Вот. Будут какие-то вопросы по комментариям, звоните, — Надежда Сергеевна протягивала небольшую стопку документов с цветными стикерами, вклеенными между страниц. Кирилл поднялся, взял документы и направился за Надеждой Сергеевной на выход лаборатории. 

Вдруг резко моргнул свет и через секунду в лаборатории воцарил сумрак. Экраны компьютеров потемнели, оборудование перестало гудеть, на хроматографах погасли лампочки. Было слышно как Стас проорал что-то на русско-матном. В лаборатории стало абсолютно тихо.

Через полминуты заработали генераторы и свет включился. Холодильники загудели, УЗ-бани продолжили свой мозговыносящий треск. Работа возобновилась.

 

Вся история и ситуации являются выдуманными. Любые совпадения случайны.

 

Подписывайтесь на каналы PHARM COMMUNITY:

   
Просмотров: 1 125
Поделитесь с коллегами:

5 комментариев к “В ком проблема? Естественно в ОКК.”

  1. @Типа у тебя вот колонка на 30 метров стоит 30 тысяч, а вот эта на 50 метров стоит 36 тысяч, а значит выгоднее брать ту, что на 50. Ты понимаешь?@
    А в чем ор, собственно?

    • В том, что длинная колонка не лучше и не выгоднее короткой, и нужна конкретная колонка с конкретными параметрами, аналог может не подойти (даже из одной партии колонки разные могут оказаться). Почему? Позвольте не буду объяснять, т.к. тут выйдет рассказ с половину опуса выше.

      • 1. Тащемта, при смене колонки ее подрезают на постоянной основе с обоих концов — колонка сильно теряет в длине за срок своей эксплуатации и уже через год вполне может потерять 50-100 см, т.е. она не будет иметь свои номинальные 3000 см.
        2. ГФ разрешает делать +/- 70% от длины колонки.
        3. По факту можно купить 5000 и порезать ее на две штуки за 36, чем взять одну на 3000 за 30 (по тексту). И да, чисто аналитически — 50 м лучше 30 (только время абсолютное элюирования сместится).
        ЗЫ: комменты под постами автора я пишу исключительно для забавы.

  2. Хороший рассказ, но всё же художественный, пусть и основан на событиях, близких к нашим реалиям. Вот я тут давеча без всяких художеств отбивался от замечаний по Data Integrity от западной конторы — вот там был драйв. Там бы с хроматографами и их audit trails за такие фокусы просто бы на ноль помножили бы. 🙂 А по воспетому примеру… Не нравится работа, не привык делать не по совести — меняй работу. Если всё устраивает — то можно «подгонять» работу дальше. Пока, конечно, не дадут по рукам.

Оставьте комментарий